#8, сентябрь 2006 года
журнал украинского истеблишмента
МЫСЛЬ
полный дайджест за месяц мировой мысли в области финансов и управления
Логин:
Пароль:
Регистрация
Напомнить пароль
журнал украинского истеблишмента
МЫСЛЬ
полный дайджест за месяц мировой мысли в области финансов и управления
О нас
Последний номер
Архив
Клуб читателей
Поиск
Мероприятия
Купить копирайт
Хочу получать бумажную версию

#8, сентябрь 2006 года

Минус Берлускони, плюс мафия

В апреле-июне этого года в жизни итальянцев произошли судьбоносные события. 10 апреля с пьедестала власти был свержен премьер Сильвио Берлускони, а его место занял Романо Проди

Сергей ЛЯМЕЦ, economica.com.ua

А через два дня состоялся арест босса сицилийской мафии Бернардо Провенцано. В мае-июне прошли также выборы в местные органы власти, на которых Берлускони опять проиграл Проди.
И смена политических лидеров, и арест босса мафии настолько резонансны, что за ними наверняка последуют изменения. Возможно, они будут к лучшему. Дело в том, что в последние годы Италия едва начала выходить из рецессии. В 2004 году несколько уменьшилась безработица и появились некие признаки оживления. Незначительно снизился госдолг. Однако достичь этого удалось за счет одноразовых мероприятий, предпринятых правительством Берлускони. Стратегически же ни одну из проблем оно так и не решило.
В частности, власти не смогли уменьшить дефицит госбюджета, снизить налоговое давление, провести дерегуляцию экономики, усилить конкуренцию. Приватизация крупных госпредприятий застыла на одном месте. Так и не проведена пенсионная реформа, хотя население Италии стремительно стареет. К этому добавились общие для всех стран зоны евро проблемы: дорогая валюта, проигрывающее азиатским странам по соотношению цена-качество производство, растущие цены на энергоносители.
Уже в 2005 году ВВП страны вырос всего на 0,1%, тогда как в целом в еврозоне рост составил 1,6%. В первом квартале 2006-го наметилось улучшение: ВВП вырос на 1,5%. Однако в апреле промышленное производство резко сбавило обороты, что опять говорит об отсутствии прочного базиса развития экономики Италии. Даже ближайшие планы правительства не отличаются амбициозностью. В 2006 году экономисты ожидают прирост валового продукта на 1%, в 2007-м — всего на 1,3%. К тому же, внешнеторговый баланс страны в 2005 году впервые за последнее десятилетие стал отрицательным, и до 2008-го должен стать глубоко негативным.


В том, что ключевые проблемы не решаются, виновато не только правительство. Судя по многочисленным описаниям, итальянцы ментально не склонны что-то резко менять — они, скорее, будут бесконечно приспосабливаться к окружающим их неприятностям. Очевидно, что такой стране нужна встряска, которая заставит ее жителей быть активнее.
Одной из таких встрясок стал приход к власти Бенито Муссолини в 1920-х годах. Харизматичный фашист зажег умы импульсивных итальянцев идеями возрождения великой империи. Впрочем, гитлеровский режим, а с ним и режим Муссолини, был свергнут. Заодно пали и надежды на присоединение африканских колоний.

 

 

 

 

 

 

Архитектура экономики современной Италии была заложена
в послевоенные годы. Согласно плану Маршалла, огромные инвестиции направлялись
на стимулирование развития тяжелой
и военной промышленности,
а также транспорта

Однако и победа союзников оказалась встряской. США настолько опасались, что итальянцы после фашизма ударятся в коммунизм, что выделили рекордные суммы на восстановление страны. «Лучше коррупция, чем коммунизм», — такой лозунг взяли на вооружение западные инвесторы. В рамках реализации плана Маршалла они принялись заливать деньгами христианских демократов и социалистов. Таким образом, родился монстр в виде гигантских государственных монополий, сращенных с бюрократией в правительстве. Избавиться от них удалось лишь правительству Романо Проди в середине 1990-х.
Но именно на страхе американцев выросла современная индустриальная Италия. До проигрыша во Второй мировой войне страна была типичным аграрным государством с богатыми культурными традициями. Ремесленники делали чудесные изделия из кожи и глины, крестьяне давили масло и разливали молодое вино, а портные научились у англичан шить качественные костюмы. А еще был концерн «Фиат» — в свое время мировой лидер в производстве автомобилей. Но в целом специализацией Италии, как, отчасти, и Франции, была красота. Страну символизировали не политики или полководцы, а выдающиеся творцы — художники, архитекторы, дизайнеры.
На территории страны как не было, так и нет никаких природных ископаемых. Если не считать месторождений мрамора и щебня, но на этом получалось развить разве что строительство и архитектуру. Есть много воды, которую можно использовать в гидроэнергетике. Однако руда, газ или нефть отсутствуют. И поэтому большим прорывом стало строительство множества перерабатывающих предприятий на севере страны. Специально для них Италия сегодня завозит 75% энергоносителей и почти все сырье.

 

 

 

 

 

Почти сразу же после первого свержения Берлускони,
в 1996 году, к власти пришли новые «левые». Они резко сократили дефицит бюджета, из-за которого уже тогда госдолг Италии сравнялся с ВВП страны. Провели масштабную приватизацию, продав госсобственности
на 75 млрд. долл.

Несмотря на отсутствие своих месторождений, Италия на душу населения производит практически столько же, сколько Франция и Германия. При этом основой экономики остаются не гигантские корпорации, а мелкие и средние, чаще семейные, предприятия. Средняя численность занятых — 3,6 человека. Более крупные промышленные компании также невелики. В них работают 8,7 человека против 15-ти в других европейских странах. Эти предприятия производят качественную мебель, одежду и обувь, оборудование для кухонь. Хотя, безусловно, есть и такие компании-
гиганты, как «Фиат», «Пирелли», «Оливетти» и «Фининвест».
Архитектура экономики современной Италии была заложена в послевоенные годы. Согласно плану Маршалла, огромные инвестиции направлялись на стимулирование развития тяжелой и военной промышленности, а также транспорта. В последующие годы малый бизнес почти не получал финансовой поддержки — все средства шли на гигантские проекты. Вплоть до 1970-х годов в разных сферах экономики существовали государственные холдинги, напоминающие украинские НАК «Нефтегаз» и НАК «ЭКУ». Среди них были «Фиат», «Эдисон», «Монтекатини», «Фальк», «СМЕ», «Саде». Масштабные дефициты госбюджета финансировались за счет эмиссии денег центробанком, а трансферты из бюджета шли на поддержку холдингов.
После нефтяных кризисов 1970-го и 1981 годов произошли кое-какие изменения в управлении экономикой. Например, правительство сделало центробанк независимым и запретило эмиссионное покрытие дефицита бюджета. Тем не менее, основы экономики остались незыблемыми. Огромной властью обладают чиновники, которые контролируют почти все сферы. Итальянцы не стали ломать эти порядки, а предпочли к ним пристроиться. Они не протестуют против засилья бюрократов. Как и китайцы, итальянцы нашли иной путь. В стране существуют тысячи «галоппини» — «своих людей», которые помогают лоббировать принятие нужных решений государственными властями. Рекомендации МВФ провести дерегуляцию экономики, как и в случае с Украиной, тонут в иле местных интересов бюрократии.
Отчасти, такая пассивность итальянцев объясняется неверием в свои силы. Почти пятьдесят лет, вплоть до начала 1990-х, у власти держались левые силы, поддерживаемые США. По итогам любых выборов они находили способ удержать руководство страной в своих руках. Поэтому у итальянцев возник здоровый скептицизм в отношении власти. Дескать, она отдельно, а страна отдельно. Граждане научились мстить мошенникам из правительства на свой манер. Они просто не платят налогов.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Сегодня 66,5% населения Италии — люди в возрасте от 15 до 64 лет.
По расчетам PriceWaterhouseCoopers, к 2050 году Италия окажется
в критическом положении.
Если необходимый процент отчислений на пенсионное обеспечение
во Франции вырастет к этому времени
с 16% до 28%,
в Германии — с 17% до 28%, то в Италии — с 20% до 46%.
Это самая страшная угроза для экономики страны

Крупной встряской стало начало кампании по зачистке Италии от мафии в 1992 году. Группа прокуроров во главе с Антонио ди Пьетро начала операцию «Чистые руки», целью которой было устранение коррупционных связей между бизнесом и властью. Результаты оказались неоджиданными. Были посажены тысячи мафиози и связанных с ними чиновников. В ходе многочисленных арестов рухнула монополия на власть партий христианских демократов и социалистов, которые благодаря американцам правили Италией с момента окончания Второй мировой войны. Итальянцы, которые уже свыклись с мыслью, что левые у власти навсегда, были приятно шокированы.
Но куда более неожиданным стал приход на смену посаженным демократам крайне правого «бизнес-премьера» Берлускони. Он выбрал себе роль инакомыслящего, смелого реформатора и человека новой эпохи, а принадлежащие ему СМИ без труда закрепили новый имидж. В итоге, итальянцы на волне искоренения коррумпированных чиновников из левых партий проголосовали «за».
Избрание Берлускони в 1994 году стало настоящей насмешкой над кампанией «Чистые руки». Новый премьер попытался полностью подчинить государство своим интересам. Однако через восемь месяцев после избрания он был вынужден уйти в отставку. Пресса и прокуроры затравили Берлускони. Первые писали статьи о его преступном прошлом, вторые присылали бесконечные повестки в суд. Оказалось, что «правые» — такие же проходимцы, как и левые.
Почти сразу же после первого свержения Берлускони, в 1996 году, к власти пришли новые «левые». Очистив ряды от обвиняемых в коррупции, они сформировали объединение под названием «Оливковая ветка». Лидером группы христианских демократов, социалистов и коммунистов стал Романо Проди.
Объединение начало самые масштабные реформы в послевоенный период. Оно резко сократило дефицит бюджета, из-за которого уже тогда госдолг Италии сравнялся с ВВП страны. Для этого «оливковые», в частности, провели масштабную приватизацию, продав госсобственности на 75 млрд. долл. «С молотка» ушли тридцать крупнейших предприятий страны, среди которых местный «Телеком», группы «ЭНИ» и «ЭНЕЛ». Часть денег пошла на покрытие дефицита. Левые приняли первое в истории страны антимонопольное законодательство. К 1998 году правительство Проди сумело подогнать макроэкономические показатели к европейским стандартам, и ввело евро.
Впрочем, следующей встряской для страны было возвращение к власти Берлускони. Политик образца 2001 года оказался более изощренным. Через парламент он пролоббировал принятие законов, которые позволили закрыть против него все уголовные дела. В деле регулирования экономики Берлускони ничем особым не отличился. Он снизил государственный долг и дефицит бюджета, провел некое подобие пенсионной реформы и легкие преобразования на рынке труда. Однако это лишь ухудшило состояние экономики страны. По оценке аналитиков
The Economist, несмотря на сносное развитие Италии в целом, на мировом рынке конкурентоспособными можно считать лишь несколько отраслей. В частности, туризм, дизайн и автомобилестроение. Теперь еще и футбол. В остальном международные позиции итальянцев все еще очень слабы.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

На Юге
традиционно большое
влияние имеют организованная преступность или мафия. На Севере
она приобрела вид коррупционных связей в высших эшелонах власти.
На нижнем уровне правит закон.
Отсюда и легкое пренебрежение более цивилизованных северян к «криминализированным» южанам

Берлускони неудачно попытался снизить налоги. В частности, в
2005 году «потолок» подоходного налога был снижен с 44% до 43%. Налог на прибыль корпораций, годом ранее урезанный с 36% до 33%, остался неизменным. Совсем небольшие успехи.
Известно, что Берлускони подмял под себя более 80% СМИ страны. Тем более показательно, что, несмотря на работу мощнейшего медиа-ресурса в свою поддержку, Берлускони в 2006 году проиграл выборы. Проди пришло время повторить свои же подвиги середины 1990-х и решить целый ворох проблем. Назовем только некоторые из них: нелегальная иммиграция, старение нации, излишне высокие и плохо собираемые налоги, организованная преступность, коррупция, значительная безработица, медленный экономический рост, низкие доходы населения Юга по сравнению с соотечественниками с Севера. Предмет особого внимания премьера — «теневой» сектор. По оценкам МВФ, в нем производится 27% ВВП. Особенно много «теневых» предприятий в сельском хозяйстве, строительстве и сфере услуг.
От того, возьмется ли Проди проводить пенсионную реформу и урезать слишком щедрые, по мнению экономистов МВФ, выплаты, зависит будущее страны. Дело в том, что население Италии стареет быстрее, чем в других странах Европы. В стране уже давно нет многодетных семей, которые изображаются в фильмах. Напротив, рождаемость крайне низкая — 8,72 ребенка на тысячу человек. Для сравнения, в Украине — 8,82, во Франции — 11,99, в США — 14,14, в Индии — 22,01, а в Буркина Фасо — 45,62.
Сегодня 66,5% населения Италии — люди в возрасте от 15 до 64 лет, а средний возраст в стране составляет 42 года. Уже через два десятилетия нынешние рабочие станут пенсионерами. Для сравнения, в США средний возраст — 36 лет, а во Франции — 39. Даже украинская нация в лучшем положении, чем итальянская. В нашей стране средний возраст — 39 лет.
Существуют расчеты, согласно которым, к 2050 году Италия окажется в самом критическом положении по сравнению со своими соседями. На каждого пенсионера будут всего 1,5 человека трудоспособного возраста. По расчетам PriceWaterhouseCoopers, необходимый процент отчислений на пенсионное обеспечение во Франции вырастет с 16% до 28%, в Германии — с 17% до 28%, а в Италии — с 20% до 46%. Это самая страшная угроза для экономики страны. Если ничего не предпринять сейчас, произойдет одно из двух. Либо миллионы людей окажутся на грани выживания, либо небольшая прослойка работо-
способного населения будет нести на себе огромный груз социальных обязательств. Пенсионная реформа Италии не просто рекомендована, а необходима для выживания.
С момента окончания Второй мировой войны настоящим бичом Италии остается различие в развитии индустриального Севера и аграрного Юга. Дисбаланс заложили американцы, которые финансировали строительство крупных предприятий севернее Тибра. Южные районы оставались вне их поля зрения. В итоге, в 1950—1960-е годы происходила масштабная миграция населения внутри страны. Из южных районов молодежь ехала на богатый Север с центром в Милане. А традиционно аграрные Калабрия и Сицилия оставались в бедственном положении.
Ни одно правительство не могло обойти стороной проблемы Юга. Однако, несмотря на многократно начинаемые программы поддержки регионов ниже Тибра, до сих пор в них безработица не опускается ниже 20%, тогда как по всей стране она не превышает 8%. Бедность породила свои проблемы. На Юге традиционно большое влияние имеют организованная преступность или мафия. Скопление бедного населения, пассивность государства и обязательное наведения порядка сделали эти явления необходимыми. Мафия остается жестокой, но справедливой силой, к которой обращаются жители для решения своих проблем.
На Севере организованная преступность имеет меньшее влияние — она приобрела вид коррупционных связей в высших эшелонах власти. На нижнем уровне правит закон. Отсюда и легкое пренебрежение более цивилизованных северян к «криминализированным» южанам. Берлускони в свое время четко уловил эти настроения и инициировал референдум, в ходе которого в том числе предлагалось дать Северу широкие полномочия и фактически финансово отделить его от Юга.
Существование мафии станет очень большой проблемой для Проди. Дело в том, что как раз накануне выборов нового премьера в апреле 2006 года был арестован босс всей сицилийской мафии Бернардо Провенцано. 43 года он скрывался от правосудия, каждый раз уходя из-под носа следователей. И лишь в канун выборов 2006 года его арестовали на ферме в городе с символическим названием Корлеоне.
Во время ареста он произнес: «Не ведаете, какое зло творите». Это не пустые слова. 43 года Провенцано держал в кулаке все преступные группировки острова. В 1993 году, когда в разгаре была кампания «Чистые руки», босс ради спасения мафии решил сделать ее незаметной. Прежде бандитские города стали образцами спокойствия. На улицах перестали стрелять и грабить. Хотя, безусловно, жители Юга знали, что мафия есть, и она лишь сменила окрас. Невидимая рука Провенцано по-прежнему контролировала Сицилию.
Исследователи организованной преступности разработали три сценария дальнейшего развития событий после ареста Провенцано. Все варианты сводятся к тому, что после устранения главного босса мафиозные кланы расправят крылья, и между ними начнется борьба с применением оружия. Что сможет противопоставить новый премьер такому развитию событий, непонятно.
Пока что Проди проявил активность, в основном, на политическом поприще. Сразу же после выборов 2006 года прокуратура опять надумала посадить Берлускони по подозрению в хозяйственных махинациях и даче взяток в середине 1990-х годов. Впрочем, не секрет, что им вряд ли что-то удастся сделать. Будучи премьером, Берлускони пролоббировал введение неприкосновенности для депутатов парламента. А поскольку сейчас он находится именно там и возглавляет оппозиционный блок «Вперед, Италия!», то заводить дело против него нельзя. В свою очередь, Берлускони указывает на запятнанную репутацию нового руководителя правительства. В частности, известно, что после премьерства Проди стал главой Еврокомиссии, а через какое-то время был уличен в утечке средств со счетов «Евростата» на частные счета в Люксембурге.
Берлускони не теряет надежды.
По прогнозам аналитиков журнала
The Economist, Проди продержится на посту премьера не более двух лет, а в парламенте он так и не обретет уверенного большинства. Это значит, что значительные экономические реформы и существенное ограничение дефицита бюджета будут ему не под силу. По прогнозам The Economist, Италии удастся вписаться в требуемые Евросоюзом 3% дефицита бюджета только в 2008 году. С таким же скрипом Проди придется реализовывать все инициативы по проведению экономических реформ. Особенно сложно при этом будет объяснить гражданам, почему новое правительство хочет ввести новый налог на наследство и повысить сбор с финансовых инвестиций. Поэтому не исключено, что после двух трудных лет Берлускони опять окажется на коне. Главное, чтобы к тому времени он не растерял свое влияние на медиаресурсы.


К содержанию



Менеджеры и лидеры

Продажи с легким психологическим давлением на клиента

Подготовка и заключение крупной сделки

Граница возможностей

Ну что? Vision будем придумывать?!

Как делать добро?

Экономические модели

Кембрийская эра экономики

Мотивационная могила

Провал оранжевой революции — это историческая возможность

Не участвовать в чужой игре

Евроденьги

Минус Берлускони, плюс мафия

Просто и правильно

© 2006 www.idea-magazine.com.ua
"Мысль" приветствует републикации своих материалов с обязательной ссылкой на источник в виде текстовой строки вида
“Источник www.idea-magazine.com.ua” и ссылки на данный cайт.
строители профессиональный ремонт квартир бесплатные объявления